Андрогенетическая алопеция и беременность

Андрогенетическая алопеция и беременность

Андрогенетическая алопеция и беременность
СОДЕРЖАНИЕ
0

Описание

Андрогенетическая алопеция – это
серьезное заболевание, которое сопровождается поредением и выпадением волос в
результате дисфункции эндокринной системы пациента. Как правило, очагами
патологии становится лобная и теменная часть головы, а облысение очевидно
невооруженным глазом. Процесс этот постепенный, а появление залысин наступает
уже во взрослом возрасте, после 35 лет.

Андрогенетическая алопеция

Этиология характерного недуга
связана с дисфункцией в работе эндокринных желез, а представлена следующими
диагнозами, преобладающими в пораженном человеческом организме:

  1. гипотиреоидизм;
  2. гиперфункция и гипофункция гипофиза;
  3. поражения надпочечников;
  4. гипопаратиреоз;
  5. нарушения менструального цикла;
  6. синдром Кушинга;
  7. заболевание яичников;
  8. генетическая предрасположенность.

Если говорить о патогенезе
характерного недуга, то клиническая картина андрогенетической алопеции выглядит
примерно следующим образом: как правило, болезнь развивается в период полового
созревания, но ведет себя продолжительный период времени достаточно пассивно.
Рецидив прогрессирует в периоды лактации и беременности, а также в стадии
климакса и менопаузы.

Если же андрогенетическая алопеция себя обнаружила, то
окончательно излечить ее практически нереально. Не помогают в данном вопросе не
медикаменты, не уникальные достижения современной косметологии, которые
способны устранить ряд косметических дефектов. Однако к данной форме облысения
это не имеет никакого значения.

Первые признаки заболевания наблюдаются
в молодом возрасте, а при отсутствии своевременной терапии только усиливаются
во взрослом периоде. Так или иначе, важно знать симптоматику андрогенетической
алопеции, чтобы своевременно обратить свое внимание на возникшую проблему со
здоровьем.

Терапевтические стратегии: сегодня и завтра

Клинический и исследовательский прогресс помог разъяснить некоторые патогенные этапы, приводящие к андрогенному выпадению волос. Помимо андрогенов и генетического дисбаланса, предполагается участие дополнительных патогенных факторов, микробной флоры, эндогенных и экзогенных стрессов, микровоспаления и, возможно, иных.

До сих пор влияние окислительного стресса, воспалительного компонента и формирующегося фиброза не было рассмотрено в протоколах лечения андрогенной алопеции. Тщательный анализ молекулярных элементов управления физиологической дегенерацией волосяного фолликула, обусловленной иммунной системой путем апоптоз-опосредованной гибели органа, поможет понять, как остановить прогрессирование некоторых форм постоянного облысения, которые при использовании современных методов лечения могут быть приостановлены только частично. Это относится и к дальнейшим исследованиям андрогенной алопеции с воспалительными процессами и фиброзом.

Существующими методами лечения АГА с доказанной эффективностью являются пероральный финастерид – ингибитор 5-альфа-редуктазы 2-го типа – и топический миноксидил – чувствительный к аденозинтрифосфату (АТФ) активатор калиевых каналов, который, как сообщается, стимулирует выработку VEGF в культивированных клетках дермального сосочка.

Препаратами второй линии лечения АГА у женщин являются антагонисты андрогенов, включая финастерид, ципротерона ацетат, флутамид и спиронолактон, но их применение ограничивается в силу ряда противопоказаний и недостаточного ответа на лечение. Пересадка волос для пациентов с АГА является исключительным вариантом лечения [15].

Традиционно в комплексной терапии пациентов с патологией волос используют метаболические комплексы, содержащие аминокислоты, пантотеновую кислоту, биотин и их сочетания, а также комбинацию L-цистина, лекарственных дрожжей и пантотеновой кислоты (CYP-комплекс) [16]. Как сообщается, имплантация клеток дермальных сосочков или клеток дермальной оболочки фолликула будет доступна в скором времени для лечения мужчин и женщин с АГА [17].

Симптомы

Как правило, данное заболевание
чаще всего возникает именно в женских организмах, а начинается с поредения
волос теменной и лобной областей в относительно молодом возрасте.
Окончательного облысения так и не происходит, но выпавшие волосы оставляют за
собой неприятные залысины и визуальный косметический эффект.

Симптомы андрогенетической алопеции

Если на ранней стадии данный
патологический процесс едва заметен, то с возрастом волосы становятся тонкими,
ломкими и укороченными, а позднее и вовсе выпадают, оголяя череп в указанных
ранее зонах. Следующим этапом становится атрофия фолликулов волос, которая
влечет за собой уже необратимые последствия. Волосы не восстанавливаются.

Сразу стоит отметить, что данное
заболевание никак не отражается на репродуктивной системе человека, поскольку
на фоне гормональной дисфункции отсутствует нарушение менструации, сохраняется
детородная функция женщины и не прогрессирует предменструальный синдром. Так
что женщина не испытывает внутреннего дискомфорта, зато облысение на голове
вполне очевидно.

Модификаторы метаболизма андрогенов: финастерид

Как лечить андрогенную алопецию у женщин? Она поддается лечению, но какого-то четкого алгоритма по устранению облысения не существует.

Каждый отдельный случай болезни рассматривается индивидуально, так как врачам нужно установить точные причины выпадения волос. То есть, отыскать первичный фактор.

Именно поэтому они назначают первым делом комплексное обследование, сдачу анализов (общий анализ крови и изучение концентрации половых гормонов), осмотр у дерматолога. Уже после этого может назначаться сама терапия.

Существует несколько основных вариантов лечения андрогенного выпадения волос у женщин:

  • восстановление баланса полезных микроэлементов. Подразумевает прием витаминных и минеральных комплексов, терапию иммуномодуляторами;
  • мезотерапия. Это микроинъекции витаминных «коктейлей» в проблемные участки кожи;
  • прием гормональных препаратов. Восстанавливает концентрацию половых гормонов в женском организме. Используется уже после наступления климакса, или же если алопеция была спровоцирована гормональными противозачаточными средствами;
  • Андрогенетическая алопеция и беременность

  • применение стимуляторов роста (Трикогин, Фоллиген). Их действие схожее – восстановление метаболических процессов и микроциркуляции крови в верхних шарах эпителия;
  • нетрадиционная медицина. Это всякого рода питательные маски, компрессы, примочки, а также прием отваров, с помощью которых оптимизируется гормональный фон;
  • пересадка волос (трансплантация). Применяется только в этом случае, если никакие другие методы не принесли положительного результата.

Но далеко не во всех случаях лечение вовсе потребуется. Как правило, алопецию разделяют на три стадии:

  • легкая. Простое увеличение количества выпадающих волос. Чаще всего возникает из-за недостатка витаминов;
  • средняя. По линии пробора можно визуально заметить, что волосы растут реже;
  • тяжелая. Быстрая потеря всех волос на голове. Может быть спровоцирована определенными медицинскими процедурами (к примеру, лучевая терапия).

При легкой (начальной) стадии андрогенной алопеции никакого лечения, как правило, не применяют.

Врач может лишь посоветовать пить определенные витамины при андрогенной алопеции у женщин. Чаще всего – это комплекс Декамевит 1 и Декамевит 2. В нем содержится терапевтическая норма витаминов А, D, E, B1, B6, B12.

Именно их нехватка может спровоцировать дисфункцию эндокринной системы. Очень часто признаки болезни на этой стадии проходят сами по себе, когда организм самостоятельно нормализует выработку гормонов.

Андрогенетическая алопеция и беременность

Терапия же применяется только при диагностировании средней стадии андрогенного облысения. Но нужно учесть, что гормональные препараты и стимуляторы роста имеют огромный список противопоказаний, побочных эффектов.

ВАЖНО! Перед применением специализированных лекарственных средств для лечения алопеции обязательно нужно проконсультироваться с трихологом. Дерматолог в этом не поможет, так как это не его спецификация.

Обоснование применения финастерида для лечения АГА у мужчин основывается на отсутствии андрогенной алопеции у мужчин с врожденным дефицитом 5-альфа-редуктазы 2-го типа и повышенной активности 5-альфа-редуктазы и уровней ДГТ на лысеющей волосистой части головы [1]. Пероральная форма препарата понижает уровень ДГТ в сыворотке крови и на скальпе.

Финастерид 1 мг/день был зарегистрирован для лечения АГА у мужчин в 1998 году. Рандомизированные клинические исследования подтвердили, что финастерид 1 мг/день может предотвратить или замедлить выпадение волос у большинства мужчин, около двух третей участников исследований продемонстрировали улучшения.

Пероральный финастерид в дозировке 2,5 или 5 мг в день может назначаться только женщинам в постменопаузе или тем, кто одновременно принимает оральные контрацептивы. Препарат противопоказан женщинам, которые планируют беременность (или уже беременны), поскольку он может блокировать развитие половых органов у плода мужского пола.

Ученые из Швейцарии, заботясь о безопасности лечения АГА, разработали и запатентовали новое средство Р-3074, представляющее собой лосьон финастерида 0,25% для топического применения. Он при клиническом тестировании снижает концентрацию ДГТ в коже волосистой части головы на 40% сильнее, чем пероральный финастерид [18].

Пероральные антиандрогенные препараты, например спиронолактон и ципротерона ацетат, применяют у женщин с признаками гиперандрогении, поскольку они противоборствуют с андрогенами за рецепторы андрогенов. Ципротерона ацетат препятствует связыванию 5α-ДГТ с рецептором андрогенов, а также ингибирует секрецию ФСГ и ЛГ в результате своего прогестеронового действия.

Предлагаем ознакомиться:  Алопеция бороды у мужчин причины

Для женщин с гиперандрогенией рекомендуемая дозировка составляет 100 мг/день, препарат принимают в первые 10 дней менструального цикла, для женщин в постменопаузе рекомендуют дозировку 50 мг/день. Из-за опасности феминизации мужского плода обязательно принимать такие препараты одновременно с эстрогеном (этинилэстрадиол или оральные контрацептивы).

Побочные эффекты включают потерю либидо, перепады настроения, усталость, мастодинию, гипертонию и увеличение веса. Препарат противопоказан пациентам с заболеваниями печени. Спиронолактон является антагонистом альдостерона и ингибитором синтеза андрогенов. Препарат в дозировке 200 мг/день эффективен в стимулировании роста волос у женщин [1].

Диагностика

Поставить окончательный диагноз в
данной клинической картине совсем несложно, поскольку достаточно одного осмотра
специалиста, и становится вполне очевидно, в связи с чем волосы начали
интенсивно выпадать. Андрогенетическую алопецию врач обнаруживает практически
сразу.

После у специалиста можно не
только получить больше информации о преобладающем заболевании, но и
определиться с дальнейшей схемой интенсивной терапии. Крайне важно точно
идентифицировать преобладающий недуг, поскольку существует его несколько
разновидностей.

Дополнительных лабораторных
исследований и клинических обследований не требуется, поскольку присутствующая
проблема и так становится ясна. Иногда врачи прибегают к более детальной
диагностике лишь потому, что пытаются определить причину, спровоцировавшую
андрогенетическую алопецию. В таких случаях клинический подход индивидуальный,
а зависит от ряда факторов.

Профилактика

Андрогенетическая алопеция – это
болезнь женщин репродуктивного возраста, которую вполне реально предупредить,
зная определенные профилактические действия.

Итак, пациент со склонностью к
характерному заболеванию должен соблюдать следующие правила:

  1. избегать проникновения в волосы прямых солнечных лучей;
  2. устранить носку стягивающих головных уборов;
  3. придерживаться диеты с умеренным числом
    углеводов и жиров;
  4. повышать в привычном рационе количество белка;
  5. принимать профилактические поливитаминные
    комплексы.

 Профилактика андрогенетической алопеции

Если придерживаться всех этих
требований, то андрогенетическую алопецию можно предугадать. Особенно важны
такие меры профилактики для людей, попавших в так называемую «группу
риска». Отдельного внимания заслуживают потенциальные
пациенты с генетической предрасположенностью, то есть те люди, в чьих семьях
уже сталкивались ранее с характерной проблемой.

При первых симптомах заболевания
требуется в срочном порядке обратиться к узкому специалисту, который поможет не
запускать патологию, а преступить к ее своевременному лечению.

Хирургическое восстановление волосяного покрова

Андрогенетическая алопеция и беременность

Миноксидил был разработан для лечения артериальной гипертензии. Эта особенность действия препарата максимально понятна в отличие от механизма его действия на рост волос, который еще изучается. Миноксидил способствует росту волос за счет пролонгации фазы анагена, увеличения фолликулярного размера и стимуляции роста, находящихся в покое ВФ.

Являясь активатором калиевых каналов и сосудорасширяющим средством, он стимулирует выработку VEGF в культивированных клетках дермального сосочка. Существуют доказательства того, что этот эффект обеспечивается рецепторами сульфонилмочевины и аденозина, являющихся общеизвестными мишенями для чувствительных к аденозинтрифосфату активаторов калиевых каналов.

Миноксидил в дозировке 1 мл наносят на сухую кожу головы два раза в день (для композиций 2 и 5%), равномерно распределяют по коже пораженных участков и оставляют как минимум на 4 часа. В случае прекращения местного применения миноксидила выпадение волос начнется через 8–12 недель, таким образом, постепенно все вновь выросшие волосы будут утеряны.

Хирургия как метод лечения АГА обычно означает перераспределение терминальных волос с целью закрыть какую-либо часть редеющего скальпа, при этом количество ВФ остается неизменным. Другие, более инвазивные методы (например, сокращение площади кожи головы, лоскуты) в современной клинической практике распространены меньше.

У мужчин трансплантаты 1–2 фолликулярных единиц из затылочной части головы пересаживают на редеющие участки при помощи подкожной иглы или скальпеля. У пациенток операция выполняется аналогично, однако донорский участок может быть более ограниченным, так как стиль укладки волос у женщин не позволяет использовать височную и нижнюю теменную или затылочную область в качестве донорской.

Трансплантация фолликулярных единиц может давать очень хорошие результаты, однако успех операции зависит от тщательного отбора пациентов и квалификации хирургов. Плотность волос на донорском участке должна быть оптимальной, а коррекция фронтального облысения показывает лучшие результаты, чем коррекция макушки, где заболевание имеет тенденцию прогрессирования даже после трансплантации.

Ожидания пациента должны быть реалистичными, он должен знать, что окончательный результат может быть виден только после нескольких сеансов, через 5–6 месяцев. Кроме того, пациент должен знать, что на донорском и реципиентном участках может наблюдаться временное выпадение волос. Как и при любом хирургическом вмешательстве, необходимо учитывать риск осложнений, таких как эритема, корки и отеки, более серьезные инфекции, кровотечения и образование рубцов. Пересадка волос также является довольно дорогостоящей процедурой [1].

Ограниченные возможности пересадки волос, скромные показатели эффективности лечения андрогенной алопеции финастеридом и миноксидилом говорят о необходимости учесть и другие патогенные пути. По данным гистологических исследований биопсии волосистой части головы, миниатюризация терминальных волос часто сопровождается перифолликулярной лимфоцитарной инфильтрацией и в конечном итоге фиброзом [7, 9].

Противовоспалительные средства, антиоксиданты и антифиброзанты не входят в стандарты лечения андрогенной алопеции. Однако возникает предположение, не будет ли их дополнительное применение являться фактором, улучшающим ответ пациентов на терапию.

Таким образом, традиционная терапия в синергизме с опосредованным влиянием на триггерные факторы АГА является этиопатогенетически обоснованной. По нашему мнению, перспективным подходом в этой области является применение препарата Predermal, содержащего в своем составе гиалуроновую кистоту 0,55% и сукцинат натрия 1,6%.

Открытие многогранной биологической роли янтарной и гиалуроновой кислот повысило интерес к изучению этих перспективних соединений. Янтарная кислота и ее соли (сукцинаты) относятся к внутриклеточным метаболитам. Оказывая влияние на цикл Кребса, они способствуют снижению образования пирувата и лактата, появляющихся в условиях кислородной недостаточности (гипоксии), переводя энергетический обмен на более экономный путь.

Согласно проведенным исследованиям, янтарная кислота нормализует уровень медиаторов воспаления гистамина и серотонина, повышает микроциркуляцию в органах и тканях без изменения системной гемодинамики. Установлено, что вводимый извне сукцинат оказывает умеренное антигипоксическое действие, улучшая акцепцию циркулирующего кислорода и повышая устойчивость клеток к гипоксии.

Нормализующее действие сукцината в отношении клеточного энергетического обмена показано в экспериментальных исследованиях на стареющих животных. Используемая в составе препарата Predermal высокомолекулярная гиалуроновая кислота способствует гидратации и подавлению неконтролируемого ангиогенеза, продукции цитокина IL-1b, простагландина Е2, оказывает иммуносупрессивное действие и детоксикацию, улучшает дренаж [20, 21].

Уникальная комбинация активных ингредиентов дополняет друг друга, добавление сукцината натрия усиливает способность гиалуроновой кислоты стимулировать метаболические процессы. Такой комбинированный препарат рекомендуют для коррекции рубцовоизмененной ткани [22], в том числе стрий, а также признаков фото- и хроностарения кожи [23]. Эффективность перечисленных компонентов в геропротекции подтверждена клинически и имеет серьезную научную базу [24].

Таким образом, синергизм выраженного антиоксидантного действия гиалуроновой кислоты и сукцината натрия изменяет внутриклеточные окислительно-восстановительные процессы в клетках, снижая тем самым восприимчивость рецепторного аппарата клеток к негативным влияниям внешней среды. В исследованиях продемонстрировано, что янтарная кислота подавляет воспаление путем нормализации уровня медиаторов воспаления – гистамина и серотонина, стимулирует экстрацеллюлярный матрикс белков.

Учитывая фармакологические свойства, метаболическую активность и весомую доказательную базу применения препарата Predermal, мы включили его в комплексную терапию пациентов с АГА.

Существует несколько вариаций трансплантации волос. Но нужно сразу учесть, что это не лечение андрогенетической алопеции у женщин, а только устранение косметического дефекта.

Предлагаем ознакомиться:  Алопеция у мужчин: причины и лечение

Поэтому врачи данный метод рекомендуют в самую последнюю очередь. То есть, когда никакие другие варианты лечения не остановили облысения, но болезнь продолжает прогрессировать.

Тем не менее, существуют весьма эффективные варианты трансплантации. Например, технология HFE, что подразумевает извлечение фолликулярной основы без повреждения кожи.

Довольно сложная процедура, но с её помощью можно полностью восстановить былую красоту своей прически.

Итого, андрогенная алопеция все же лечится, но врачи не дают никаких гарантий. Многое зависит от генетики, во-вторых, от самого пациента. Если он будет выполнять абсолютно все рекомендации врачей, то, как минимум, ухудшения состояния волосяного покрова не будет.

Но это требует длительной терапии (2-6 месяцев) и большого терпения. Однако, чем раньше заняться лечением – тем выше вероятность полностью победить андрогенную алопецию. Поэтому поход к трихологу не следует откладывать «на потом».

Лечение

Вылечить данное заболевание
весьма проблематично, однако врачи все же настоятельно рекомендуют интенсивную
гормональную терапию по средствам антиандрогенов и КОКов. Однако здесь важно
помнить, что прием гормонов имеет свои противопоказания, среди которых и рак
предстательной железы. Так что перед назначением важно дополнительно
проконсультироваться с лечащим врачом и выполнить коррекцию схемы лечения по
необходимости.

Лечение андрогенетической алопеции

Наряду с гормональной
показана витаминотерапия, которая включает прием витаминов В, РР, D и А. Однако
не стоит надеяться на такое лечение, как на панацею, поскольку прием указанных
витаминов только тормозит патологический процесс, но не устраняет его
окончательно.

И, тем не менее, выход имеется, а устранить
андрогенетическую алопецию вполне реально. Для этих целей врачи широко
используют лазерную терапию, но данная методика также обладает временным
эффектом. Проще говоря, выпадение волос прекращается лишь на незначительный
период времени, но потом волосы продолжают стремительно редеть, требуя
повторной процедуры.

А вот хирургическая трансплантация фолликулов своих волос из
затылочных и боковых участков волосяной части головы является относительно
новым методом лечения, который также имеет свои достоинства и недостатки, а в
современной медицинской практике практикуется крайне редко.

Результат такой
процедуры посредственный, однако многим пациентам удалось восстановить
численность волос на голове именно таким радикальным методом. В данном случае
требуется индивидуальная консультация специалиста и наличие определенных
показаний.

Среди терапевтических процедур стоит правильный уход за
волосами, соблюдение режима мытья, массаж головы и прочие. Так или иначе, проблему нужно решать и
желательно с этим не затягивать. Клинический исход посредственный, поскольку
восстановить прежний волосяной покров головы не удается. Однако можно
остановить течение патологического процесса, то есть замедлить облысение.

Так что каждый пациент должен бдительно относиться к своему здоровью,
чтобы при его малейших отклонениях срочно обратиться к лечащему врачу за
квалифицированной консультацией.

Метаболические комплексы

Неоспоримым является тот факт, что ВФ является одной из самых метаболически активных структур организма человека и, соответственно, нуждается в определенных компонентах и источниках энергии для адекватной продукции здорового волоса: аминокислотах, витаминах, микроэлементах и полиненасыщенных жирных кислотах.

Андрогенетическая алопеция и беременность

Доказательную базу для лечения выпадения волос имеют препараты на основе L-цистина в сочетании с витаминами группы В (CYP-комплекс), она основана на биохимических особенностях обмена цистина, клинических наблюдениях нарушений метаболизма и дефицита цистина, а также на результатах исследований этих препаратов [16].

Результаты исследования

Контрольное исследование проводилось через 12 недель после начала лечения. Динамика основных морфометрических параметров волос (плотность, диаметр, фазы роста, количество веллусоподобных волос) у пациентов первой и второй групп отражена в таблице 1.

Критерий

I группа (n = 10)

II группа (n = 10)

До лечения

После лечения

До лечения

После лечения

Плотность волос, количество на 1 см2

261 ± 3,4

275 ± 2,5

262 ± 2,5

280 ± 2,4

Средний диаметр волос, мкм

57 ± 1,3

60 ± 1,4

56 ± 1,2

61 ± 1,1

Волосы, подобные пушковым, %

21 ± 0,9

18 ± 0,8

20 ± 0,5

14 ± 0,5

Телогенные волосы, %

33 ± 0,9

17 ± 0,7

32 ± 0,6

15 ± 0,5

Табл. 1.Динамика показателей основных морфометрических параметров волос у пациентов I и II группы до и после лечения

Данное 12-недельное исследование показало, что группа терапии препаратом Predermal в сочетании с миноксидилом статистически превосходила группу лечения миноксидилом в стимулировании роста волос у женщин с АГА по всем основным критериям.

По субъективной оценке, наибольшая удовлетворенность проведенным лечением отмечена среди пациентов второй группы. Субъективно после комплексного лечения миноксидилом в сочетании с препаратом Predermal снижение выпадения отмечали 8 человек, улучшение внешнего вида – 10, увеличение скорости роста – 7, кроме того, 6 человек наблюдали общее улучшение состояния кожных покровов (снижение болезненности и сальности кожи волосистой части головы).

Все пациенты второй группы отметили хорошую переносимость и практически полное отсутствие побочных реакций. Сравнительные макрофотографии показывают приемлемые косметические результаты лечения препаратом. Тест натяжения волос у 100% пациентов второй группы – отрицательный. Ни в одном случае не зафиксировано раздражения кожи.

Резюме

Некоторые эксперты рассматривают АГА как органоспецифическое ускоренное старение с повышенной чувствительностью фибробластов волосяных фолликулов к оксидативному стрессу. При андрогенной алопеции генетически предрасположенные волосяные фолликулы под воздействием андрогеновой стимуляции склонны к миниатюризации, в результате которой происходит замена терминальных пигментированных волос едва заметными депигментированными волосами.

Это приводит к прогрессирующему снижению плотности видимых волос на голове, происходящему по определенной, зависящей от возраста и пола схеме. В понимании особенностей метаболизма участвующих в этом андрогенов были достигнуты значительные успехи. Тем не менее клиническая практика показала, что простое блокирование андрогенов не дает значительных результатов.

По данным гистологических исследований, миниатюризация терминальных волос часто сопровождается перифолликулярными воспалительными процессами и в конечном итоге фиброзом. Таким образом, непрекращающееся микроскопическое фолликулярное воспаление с видоизменением соединительной ткани, приводящее в итоге к постоянной потере волос, считается возможным кофактором комплексной этиологии андрогенной алопеции.

Впервые опубликовано в «Les Nouvelles Esthetiques Украина» (№3 (2015))

Литература

1. Злотогорский А., Шапиро Д. [и др.]. Трихология / под ред. А. Литуса; пер. с англ. Ю. Овчаренко. – К.: Рудь, 2013. – 160 с., ил.

2. Trüeb R. M. Hormone und Haarwachstum // Hautarzt. – 2010. – 61: 487–95.

3. Trueb R. M. Aging of hair // J Cosmet Dermatol. – 2005. – 4: 60–72.

4. Blume-Peytavi U., Blumeyer A., Tosti A. et al. S1 guideline for diagnostic evaluation in androgenetic alopecia in men, women and adolescents // Br J Dermatol. – 2011; 164: 5–15.

5. Ralph M. Trüeb. Desmond J. Tobin (Eds.) Aging Hair // Spring­er, 2010. – 270 p.

6. Sperling L. C., Lupton G. P. Histopathology of nonscarring alopecia // J Cutan Pathol. – 1995. – Р. 97–114.

7. Jaworsky C., Kligman A. M., Murphy G. F. Characterisation of inflammatory infiltrates in male pattern alopecia: implication for pathogenesis // Br J Dermatol. – 1992; 127: 239–246

8. Mahe Y. F., Michelet J. F., Billoni N., Jarrousse F., Buan B., Commo S., Seint-Leger D., Bernard B. A. Androgenetic alopecia and microinflammation // Int J Dermatol. – 2000; 39: 576–584.

9. Whiting D. A. Diagnostic and predictive value of horizontal sections of scalp biopsy specimens in male pattern androgenetic alopecia // J Am Acad Dermatol. – 1993; 28: 755–763.

10. Philpott M. P., Sander D. A., Bowen J., Kealey T. Effects of interleukins, colony stimulating factor and tumour necrosis factor on human hair follicle growth in vitro: a possible role for interleukin-1 and tumour necrosis factor-alpha in alopecia areata // Br J Dermatol. – 1996; 135: 942–948.

11. Thestrup-Pedersen K., Hjorth N. Rod skalp. En ikke tidligere beskrevet harbundssygdom? // Ugeskr Laeger. – 1987; 149: 2 141–2 142.

12. Moschella S. L. Written personal communication. – 1994. – August 14, 1992. In: Bernhard JD (ed) Itch. Mechanisms and management of pruritus. McGraw-Hill, New York. – Р. 51.

13. Trиeb R. M. Molecular mechanisms of androgenetic alopecia // Exp Gerontol. – 2000; 37: 981–990.

14. Willimann B., Trиeb R. M. Hair pain (trichodynia): frequencyand relationship to hair loss and patient gender // Dermatology. – 2002; 205: 374–377.

15. Blumeyer A., Tosti A., Messenger A. et al. Evidence-based (S3) guideline for the treatment of androgenetic alopecia in women and in men // J Dtsch Dermatol Ges. – 2011; 9: 1–57.

16. Trueb R. M. et al. The Value of Dietary Supplements: Results of a Double-Blind Placebo-Controlled Study with Oral Combination of Cystine // Yeast and Pantothenic Acid. – 2005.

17. Li L., Mignone J., Yang M., Matic M., Penman S., Enikolopov G., Hoffman R. M. Nestin expression in hair follicle sheath progenitor cells // Proc Natl Acad Sci. – 2003. – USA 100: 9 958–9 961.

18. Hajheydari Z., Akbari J., Saeedi M., Shokoohi L. Comparing the therapeutic effects of finasteride gel and tablet in treatment of the androgenetic alopecia // Indian J Dermatol Venereol Leprol. – 2009; 75: 47–51.

19. Наумчик Г., Юцковская Я. Редермализация периорбитальной зоны// Эстетическая медицина. – 2014. – № 2. – С. 253–255.

20. Березовский В. А., Богомолец О. В., Деркач Н. Н., Литовка И. Г., Весельский С. П., Лукаш Л. Л., Рубан Т. А., Янко Р. В. К вопросу об экзогенной регуляции физиологической регенерации кожи человека // Украинский журнал дерматологии, венерологии, косметологии. – 2011. – № 3.

21. Stern R. Hyaluronan catabolism: a new metabolic pathway // Eur J Cell Biol. – August 2004; 83 (7): 317–325. PMID 15503855.

22. Коркунда С., Григорьева Т. Попереджання патологічного рубцювання // Нувель Естетік. – 2010. – № 3 (61). – С. 28–34.

23. Медведева И. Редермализация – эффективный метод коррекции фотостарения // Les Nouvelles Esthetiques. – 2013. – № 3.

24. Цепколенко В., Зацерклянный А. Редермализация с позиций доказательной медицины //Нувель Эстетик. – 2010. – № 5 (63). – С. 39.

25. Коржов В. Сукцинат натрия // Сabines ukraine. – 2011, февраль. – С. 60–61.

Литература

Андрогенетическая алопеция и беременность

1. Злотогорский А., Шапиро Д. [и др.]. Трихология / под ред. А. Литуса; пер. с англ. Ю. Овчаренко. – К.: Рудь, 2013. – 160 с., ил.

Предлагаем ознакомиться:  Что такое андрогенная алопеция у мужчин, ее причины и лечение

2. Trüeb R. M. Hormone und Haarwachstum // Hautarzt. – 2010. – 61: 487–95.

3. Trueb R. M. Aging of hair // J Cosmet Dermatol. – 2005. – 4: 60–72.

4. Blume-Peytavi U., Blumeyer A., Tosti A. et al. S1 guideline for diagnostic evaluation in androgenetic alopecia in men, women and adolescents // Br J Dermatol. – 2011; 164: 5–15.

5. Ralph M. Trüeb. Desmond J. Tobin (Eds.) Aging Hair // Spring­er, 2010. – 270 p.

6. Sperling L. C., Lupton G. P. Histopathology of nonscarring alopecia // J Cutan Pathol. – 1995. – Р. 97–114.

7. Jaworsky C., Kligman A. M., Murphy G. F. Characterisation of inflammatory infiltrates in male pattern alopecia: implication for pathogenesis // Br J Dermatol. – 1992; 127: 239–246

8. Mahe Y. F., Michelet J. F., Billoni N., Jarrousse F., Buan B., Commo S., Seint-Leger D., Bernard B. A. Androgenetic alopecia and microinflammation // Int J Dermatol. – 2000; 39: 576–584.

9. Whiting D. A. Diagnostic and predictive value of horizontal sections of scalp biopsy specimens in male pattern androgenetic alopecia // J Am Acad Dermatol. – 1993; 28: 755–763.

10. Philpott M. P., Sander D. A., Bowen J., Kealey T. Effects of interleukins, colony stimulating factor and tumour necrosis factor on human hair follicle growth in vitro: a possible role for interleukin-1 and tumour necrosis factor-alpha in alopecia areata // Br J Dermatol. – 1996; 135: 942–948.

11. Thestrup-Pedersen K., Hjorth N. Rod skalp. En ikke tidligere beskrevet harbundssygdom? // Ugeskr Laeger. – 1987; 149: 2 141–2 142.

12. Moschella S. L. Written personal communication. – 1994. – August 14, 1992. In: Bernhard JD (ed) Itch. Mechanisms and management of pruritus. McGraw-Hill, New York. – Р. 51.

13. Trиeb R. M. Molecular mechanisms of androgenetic alopecia // Exp Gerontol. – 2000; 37: 981–990.

14. Willimann B., Trиeb R. M. Hair pain (trichodynia): frequencyand relationship to hair loss and patient gender // Dermatology. – 2002; 205: 374–377.

15. Blumeyer A., Tosti A., Messenger A. et al. Evidence-based (S3) guideline for the treatment of androgenetic alopecia in women and in men // J Dtsch Dermatol Ges. – 2011; 9: 1–57.

16. Trueb R. M. et al. The Value of Dietary Supplements: Results of a Double-Blind Placebo-Controlled Study with Oral Combination of Cystine // Yeast and Pantothenic Acid. – 2005.

17. Li L., Mignone J., Yang M., Matic M., Penman S., Enikolopov G., Hoffman R. M. Nestin expression in hair follicle sheath progenitor cells // Proc Natl Acad Sci. – 2003. – USA 100: 9 958–9 961.

18. Hajheydari Z., Akbari J., Saeedi M., Shokoohi L. Comparing the therapeutic effects of finasteride gel and tablet in treatment of the androgenetic alopecia // Indian J Dermatol Venereol Leprol. – 2009; 75: 47–51.

19. Наумчик Г., Юцковская Я. Редермализация периорбитальной зоны// Эстетическая медицина. – 2014. – № 2. – С. 253–255.

20. Березовский В. А., Богомолец О. В., Деркач Н. Н., Литовка И. Г., Весельский С. П., Лукаш Л. Л., Рубан Т. А., Янко Р. В. К вопросу об экзогенной регуляции физиологической регенерации кожи человека // Украинский журнал дерматологии, венерологии, косметологии. – 2011. – № 3.

21. Stern R. Hyaluronan catabolism: a new metabolic pathway // Eur J Cell Biol. – August 2004; 83 (7): 317–325. PMID 15503855.

22. Коркунда С., Григорьева Т. Попереджання патологічного рубцювання // Нувель Естетік. – 2010. – № 3 (61). – С. 28–34.

23. Медведева И. Редермализация – эффективный метод коррекции фотостарения // Les Nouvelles Esthetiques. – 2013. – № 3.

24. Цепколенко В., Зацерклянный А. Редермализация с позиций доказательной медицины //Нувель Эстетик. – 2010. – № 5 (63). – С. 39.

25. Коржов В. Сукцинат натрия // Сabines ukraine. – 2011, февраль. – С. 60–61.

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно

Диффузная телогеновая алопеция Другое
0 комментариев

Имбирь для волос для роста Другое
0 комментариев

Adblock detector